Книги

Автор: j.aisman
Комментарии отключены
.•   " Неброские тени "

Проза, 2011 г.

 

Круг вовлеченных в повествование людей очень широк, объединяет же их главное — безыскуственность, подлинность и природная мудрость. Жизненный опыт автора помог ему не просто написать об этих людях, а подняться до того, чтобы читатель воспринимал их, как узнаваемых, близких, родных, не раз встречавшихся на жизненном пути.

Книга отзывается на каждое прикосновение к ней, она звучит и дарит радость и грусть одновременно. А ведь именно это и составляет жизнь.

Купить книгу...

...

 

." К С.П. "

Стихи, 2014 г.

«Кого ж удивит такое, и кто сочтет за открытие, ежели представить, будто у читателя имеется  автор, от которого на-всегда он с нетерпением ожидает больше, чем от известных и неизвестных ему. У заядлого читателя такой непременно обязан быть и он же пребывает в постоянном нетерпении, ожидая очередной премьеры пера его. Я также рассчитываю, что почти каждому не придет на ум удивляться, если назвать обратное, что и автор, отсиживая плоды раздумий за письменным столом, подсознательно воображает себе читателя, которому он предложит то, что еще намечается в смутности, которую он предполагает обра́зумить в дальнейшем. Но счастлив тот автор, к которому читатель объявляется в самом начале и сопровождает его на всем протяжении след в след, ни разу не оступившись. Ему я и посвящаю свою книгу».

 

" Стихо-тернии "

Стихи, 2014 г.

«...Вайз – не моя фамилия и не псевдоним, да и с чего было бы мне скрываться за придуманным, если за подлинной своей фамилией прошагал до сегодняшней черты. Просто здесь сочетались фамилии родителей и я это случайно обнаружил. И уже спустя, приглядевшись, в не¬померном удивлении открылось, что завязью было «а» (алеф – не что иное, как «начало начал»). Не могу сказать, чтобы их совместность протекала в сердечной взаимности, да и места для нее во времени их земного пребывания после всех этих нескончаемых потрясенй – рево¬люций, войн, катастроф – оставалось совсем в малости. Где уж! Но из пересечения линий их судеб вышли мы, все шестеро. В том сочетании и увиделась мне возможность во всегдашней сердечной озабоченности воздать их светлой памяти».

Комментарии закрыты.